ОДНОКУРСНИК

Выпускники института, который я окончил 20 лет назад, по специальности работают редко. Это вообще проблема технических вузов, которые при советской власти выпускали художников, музыкантов, журналистов, актеров - словом, кого угодно, только не инженеров. Среди моих друзей студенческих лет торговец аудиотехникой высочайшего класса, успешный фотохудожник, владелица фирмы по торговле питанием для животных. Олигархи среди моих однокурсников тоже, наверное, есть. Во всяком случае, один из выпускников, окончивших институт на несколько лет раньше нас, удачно прикупил яйца Фаберже. А другой закончивший институт, когда мы только поступали туда, еще недавно работал главой Администрации президента.

Боря Гелибтер отработал по специальности целых 8 лет. Он был самым основательным из нас. Никогда не напивался на наших посиделках, не прогуливал лекции, даже не опаздывал на них, хотя ездил в институт издалека. Он вообще был не такой, как все. Говорил тихо, много читал, дорогу переходил только на зеленый, осмотревшись по сторонам. Нас смешила его осторожность и рассудительность.

Женился Боря в институте. Будущая его супруга работала на кафедре философии, мы частенько заходили туда поболтать с преподавателями. Там они и познакомились.

Еще работая на железной дороге, он чуть ли не на последние деньги покупал книги. Собрал прекрасную библиотеку, а затем книжное дело стало его профессией. Борис работал в букинистических магазинах, издательствах. Лучшие библиофилы безоговорочно признавали его авторитет, особенно когда дело касалось японской или китайской литературы. Практически не изменившегося внешне со студенческих времен, Бориса в его сорок принимали за ровесника дочери. Политикой не интересовался, газет не читал, на выборы не ходил.

В конце 2003 года он устроился на новую работу. Издательство было на Юго-Западе Москвы, и Борис предпочитал ездить туда на метро, чтобы не стоять в пробках. Тем более что, если повезет, в вагоне можно устроиться с книжкой. Поезд шел от "Царицыно" до "Театральной", там пересадка на красную ветку и - до конечной.

Год назад, 6 февраля, Боря опаздывал на работу. Перекладывал вещи из одной куртки в другую, нервничал, спешил. Потом оказалось, что ключи от квартиры оставил дома в старой куртке. Как знал, что они ему больше не понадобятся.

Когда стало известно о взрыве на "Автозаводской", жена позвонила ему на работу. Там он не появлялся, мобильник не отвечал. Села перед телевизором и стала ждать. Потом начались поездки по моргам и больницам. На следующий день, в субботу, сказали, что нашли документы. В понедельник опознали. Опознавал двоюродный брат. Жене показали только краешек фотографии. Спросили: "Его ботинок?"

Я случайно наткнулся на Борину фамилию в газете. Вначале не поверил глазам. Потом нашел в интернете более подробную информацию с датой рождения, понял - он. Позвонил однокурсникам в Нью-Йорк и Москву, оказалось, в Америке уже знали. Долго не решался позвонить его родным.

Смерть выбрала его. Самого осторожного, рассудительного - в конце концов самого аполитичного из нашей группы. Погибшего, по большому счету, по вине тех самых политиков, о деятельности которых он не знал и знать не хотел.


Новостная лента
ЛИЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Статьи
Фотографии
Обратная связь